Таджикистан. Две лжи о создании ТЭО ПИВ, - С.Акбаров

Две лжи о создании ТЭО ПИВ,
или Как нахзатовцы придумывают для себя историю и менталитет
 

Зарубежные корни, привозная сущность и геополитические предназначения ТЭО ПИВ известны всем исследователям, научно-исторические диспуты об этом уже давно завершены. Однако само руководство этой организации постоянно для сокрытия исторической истины придумывает и использует мифы о процессе создания политических и идеологических основ партии. Несмотря на то, что деятельность этой организации сплошь состоит из лжи, но в этом разделе мы рассмотрим две "лжи о создании" ТЭО ПИВ, ознакомление с которыми раскрывает лживую сущность этой организации.

Первая ложь о создании ТЭО ПИВ

ТЭО ПИВ всегда заявляет, что эта партия была основана еще в 1973 году и имеет 40-50-летнюю историю. В связи с этим для привлечения населения нахзатовцы организовывали пропагандистские юбилеи 30, 35, 40-летия партии и делали вид, будто эта партия была создана в самый разгар Советского Союза как самостоятельная организация и функционировала в тот период. Согласно письменным воспоминаниям основателя ПИВ С. А. Нури, учредительное собрание этой партии состоялось 20 апреля 1973 года, в котором приняли участие Мухаммадджон Гуфронов, Мулло Неъматулло Эшонзода, Одинабек Абдусалом, Каландар Садриддинов и сам С. А. Нури. Он добавляет, что именно на этом собрании, которое состоялось в Бохтарском районе в доме Каландара Садриддинова, было принято решение о создании организации "Исламское возрождение молодежи Таджикистана".

Однако известный исследователь этой темы, доктор политических наук Д. Назиров после тщательного изучения вопроса доказал, что утверждение о том, что в это время с участием указанных лиц было проведено заседание, вообще было невозможным, поскольку в это же самое время некоторых из этих лиц не было на территории Таджикистана, они не могли принимать участие в этом заседании.

Доктор Д. Назиров, в частности, отметил, что житель Вахшского района тогдашней Курган-Тюбинской области Неъматулло Эшонзода, 1949 года рождения, 25 марта 2010 года в беседе с автором статьи отметил, что он был призван в ряды Советской Армии с 1971 года и вернулся в Таджикистан только к концу мая 1973 года. Ввиду этого он не был 20 апреля 1973 года в Таджикистане и не мог участвовать в закрытом заседании в Курган-Тюбе.

Документы свидетельствуют, что другой "участник" этого заседания, Одинабек Абдусалом, 1954 года рождения, также в ноябре 1972 года был призван в ряды Советской Армии и только в октябре 1974 года вернулся в Таджикистан. Поэтому он не мог быть участником этого заседания.

Третий "участник" "учредительного собрания", Мухаммадджон Гуфронов, 1954 года рождения, после разрыва отношений с С. А. Нури в Афганистане полностью отрицал проведение такого "учредительного заседания ПИВТ" и заявил, что он с ноября 1972 года до 1978 года проживал в городе Андижан Республики Узбекистан, где получал подпольное религиозное образование и из-за боязни быть призванным на военную службу ни разу не приезжал в Таджикистан. Поэтому он не мог быть участником этого "учредительного собрания нахзатовцев".

Таким образом, эти четкие исторические факты, сопоставленные с подтверждающими документами, доказывают, что проведение такого заседания 20 апреля 1973 года с участием вышеназванных лиц было невозможным. Поэтому выдуманный рассказ о проведении "учредительного заседания" в 1973 году является попыткой нахзатовских руководителей показать якобы богатую историю своей деятельности и не имеет никакой реальной основы. Исходя из этого, можно сказать, что деятельность этой организации была с самого начала лживой, даже в вопросе создания своей истории руководители пытаются перекроить историю и обмануть общество.

В связи с этим при поддержке иностранных эмиссаров еще в 80-е годы нахзатовцы начали работу по подпольной пропаганде и обучению, однако только в 90-е годы, после создания Исламской партии Советского Союза, возник вопрос о создании политической партии, учредительное собрание состоялось 6 октября 1990 года в селении Чортут района Рудаки.

Вторая ложь о создании ТЭО ПИВ

В годы после подписания Соглашения о мире руководители ТЭО ПИВ всегда старались назвать себя организацией, имеющей национальные корни, показать ее "самостоятельной", "внутренней" и "таджикской" партией. C. А. Нури по этому вопросу, в частности, сказал: "При создании Исламской партии Таджикистана мы никому не подражали, никакого влияния внешней пропаганды, особенно со стороны Ближнего Востока, на нас не было. Наше движение было внутренним, самобытным и народным". Но эти слова являются ложью.

Образ мышления, основные идеи и сама структура ТЭО ПИВ была сформирована именно в результате проникновения в Таджикистан чуждого ваххабитского мышления и вследствие подпадания под влияние консультантов и руководителей спецслужб. Еще в первые годы возникновения этого процесса нахзатовские активисты попали под влияние лидеров международного ислама, таких, как Хасан-аль-Банно, Сайид Кутб, Мухаммад Кутб, Абу Аълои Мавдуди, и слепо следовали их идеям. Вредоносная литература в те годы проникала в Советский Союз через студентов и некоторых госслужащих, которые ездили в командировки в арабские страны. После упрощения процедуры поездок в Советский Союз деятельность зарубежных пропагандистов экстремистских идей в Центральной Азии приобрела серьезный размах. Они начали переправлять не только пропагандистскую литературу, но и денежные средства для поддержки движения.

В частности, один из основателей партии нахзат Мухаммадджон Гуфронов был задержан при возвращении после получения образования в городе Андижан Узбекистана соответствующими государственными органами с 200 религиозными и идеологическими книгами, среди которых были книги авторов ваххабитских течений.

В советские годы была предотвращена другая ситуация контакта с ваххабитским агентом. Один из нахзатовских активистов, житель селения Себистон Дангаринского района Мулло Аджик (Алиев), был связан с зарубежными студентами из арабских стран и в сотрудничестве с суданским студентом Зубайдом Содисом пытался доставить для нахзатовцев идеологические и религиозные книги с арабским алфавитом, изданные в небольшой типографии. После разоблачения этого плана по письму Министерства иностранных дел СССР в посольство Судана этот студент были исключен из университета и депортирован из Советского Союза. Как было отмечено, серьезную роль в формировании мировоззрения населения, а также в следовании идеям партии сыграли революционные руководители Исламской Республики Иран и моджахеды из Афганистана.

Например, в 1990 году органами государственной безопасности были задержаны гражданин Таджикистана Абдулхамид Давлатов (брат бывшего председателя ПИВ Мухаммадшарифа Химматзода), а также граждане Афганистана - Абдурашид валади Хоркаш, Давлатмад валади Рустам и несколько последователей партии из Кулябского региона.

По словам нарушителей границы, они получили задание в тогдашней пакистанской разведслужбе и Исламской партии Афганистана, согласно которому они должны были проникнуть в Таджикистан из Афганистана, подпольно связаться с таджикскими нахзатовцами, создать террористическую группу и совершать теракты не только в нашей стране, но и в странах Центральной Азии. По завершении следствия все они судом были привлечены к уголовной ответственности.

Таким образом, не имеет реальной основы заявление ТЭО ПИВ о том, что она является местной таджикской организацией, она является результатом геополитического процесса, выходящего за рамки Таджикистана. Наемная сущность и зарубежная идентичность этой экстремистской организации будут подробно описаны в будущих главах диссертации.

Эти несколько конкретных и десятки других примеров доказывают, что руководители ТЭО ПИВ сталкиваются в своей жизни с какой-то интеллектуальной проблемой или психологическим комплексом. Потому что они сами не имеют никаких внутренних корней, не имеют ни одной национально-народной основы, прекрасно знают, что являются детищем зарубежных спецслужб. В этой связи они чувствуют свое полное отчуждение от культуры, общества, ценностей и интересов Таджикистана и стремятся связать себя с народом Таджикистана. Однако, как часто далекие от истории и культуры нации, эти неоднозначные попытки как всегда отражают несостоятельность их лжи.

Саидходжа АКБАРОВ,
ветеран процесса национального примирения,
член рабочей подгруппы комиссии по национальному примирению, по интеграции оппозиционных сил в состав Вооруженных сил РТ

 

Источник - ЦентрАзия

Ҳеҷ овозе нест
 

Суроғаи мо

вилояти Хатлон

735191   ноҳияи Қубодиён

  кӯчаи И. Сомонӣ 200

Бинои Мақомоти иҷроияи маҳалии ҳокимияти давлатии ноҳияи Қубодиён

 

Мо дар шабакаҳои иҷтимоӣ

facebook.pngmail.ru.pngyoutube.pngvk.png

 

 

Тамос бо мо

Tel: (83251) 2-22-33

Tel: (83251) 2- 25-73

Email: kadrho.qubodiyon@khatlon.tj

Zircon - This is a contributing Drupal Theme
Design by WeebPal.